Санкт-Петербургский государственный университет Юридический факультет
 
 
 

Первый декан возрожденного факультета - Анатолий Васильевич Венедиктов (1887–1959)

1. Жизненный путь

Анатолий Васильевич Венедиктов родился 30 (18) июня 1887 года селе Зирган Уфимской губернии в семье земского врача Василия Яковлевича. Отец продолжал врачебную практику до 86-летнего возраста, получал персональную пенсию Башкирской АССР, был широко эрудированным человеком. Мать Ольга Ивановна целиком посвятила себя воспитанию детей.

В 1905 году Венедиктов окончил Уфимскую гимназию, вступил в местную организацию РСДПР(б), занимался агитацией, за что привлекался к ответственности. После поражения революции 1905-1907 гг. Венедиктов отошел от политики и сосредоточился на научных занятиях.

В 1910 г. он выпускник Политехнического института по экономическому отделению. Полученная за годы учебы хорошая подготовка по юридическим наукам дала Венедиктову возможность начать преподавать в коммерческих училищах Петербурга законоведение и торговое право. В 1912 году он окончил с дипломом 1 степени юридический факультет Петербургского университета, и с этого момента экономика и юриспруденция будут неразрывно связаны с его научной деятельностью.

В этом же году А. В. Венедиктов защитил в Политехническом институте диссертацию на тему «Слияние акционерных компаний» и был оставлен при кафедре торгового права. Его научным руководителем был профессор А.Г. Гусаков, специалист по транспортному праву. Дважды Венедиктов был командирован для научных занятий за границу: в Берлин, Гейдельберг, Геттинген, Мюнхен, Лозанну.

В 1918 г. он избран профессором Ярославского университета. Затем преподавал в Политехническом институте на экономическом факультете, в Плановом институте и Финансовой академии, в юридических институтах

В 1942 г. он был эвакуирован из осажденного Ленинграда в Елабугу. Преподавал в Елабужском учительском институте, затем в Воронежском университете, по заданию властей вел агитационную и лекторскую работу на заводах и в воинских частях.

С 1944 г. до конца жизни Венедиктов работал в Ленинградском университете, на юридическом факультете, восстановленном под его руководством после 14-летнего перерыва. Деканом факультета он состоял с 1944 по 1949 гг. Заведовал кафедрой гражданского права с 1944 по 1954 гг.

В 1958 г. был избран действительным академиком АН СССР, минуя стадию избрания в члены-корреспонденты. Варшавский университет избрал его почетным членом.


Надгробный памятник на Серафимовском кладбище
Санкт-Петербурга

Выдающийся ученый скончался 9 августа 1959 г. и был похоронен на Серафимовском кладбище в Ленинграде. На надгробном памятнике высечено четыре имени: Анатолия Васильевича Венедиктова и членов семьи Ковалевых. Они были неразлучны при жизни, таковыми остались и после смерти.

Сергей Иванович Ковалёв (1886-1960), советский историк античности, доктор исторических наук, профессор Ленинградского университета был близким другом А.В. Венедиктова. Они вместе учились в Уфимской гимназии и всю жизнь берегли связавшие их дружеские узы.

С.И. Ковалев – автор капитальных работ, посвященных социально-экономической характеристике древнего мира, учению о рабовладельческой формации, вопросам классовой борьбы и восстаний рабов, происхождению и классовой сущности христианства. С 1934 г. он возглавлял кафедру истории Древней Греции и Рима на историческом факультете ЛГУ, затем с 1956 г. – музей истории религии и атеизма.

После смерти А.В. Венедиктова Сергей Иванович передал его архив музею Ленинградского университета и кафедре гражданского права.

С 1952 года А.В. Венедиктов входил в состав Советского Комитета защиты мира. В 1959 году он был награжден Почетной грамотой Всемирного Совета Мира. В 1958 году А.В. Венедиктов избран действительным членом Академии наук СССР, почетным доктором права Варшавского университета. Кавалер Ордена Ленина.

2. Научная деятельность

Созданное А.В. Венедиктовым учение о социалистической собственности вывело его на передовую линию советской юридической науки. Книга «Государственная социалистическая собственность» получила Государственную (Сталинскую) премию в 1949 г. Она была переведена на языки государств, входящих в социалистический лагерь. Как пишет А.А. Иванов в предисловии к «Избранным трудам по гражданскому праву» Венедиктова, это было связано не с давлением властей, а с необходимостью для стран Восточной Европы решать те же правовые проблемы, с которыми столкнулся и которые не без труда решал Советский Союз[1]. «Государственная социалистическая собственность» была переведена на итальянский язык, благодаря признанию научных заслуг Венедиктова за рубежом.

В научной жизни знаменитого ученого были как плодотворные периоды, так и застойные. В годы НЭПа, с 1921 по 1928 гг., на фоне повышения интереса к гражданскому праву в связи с кодификацией, он творил особенно много. В 1929-1933 гг. наблюдался спад, что было вызвано «закручиванием гаек» со стороны Советского государства – юриспруденция отступала перед волюнтаризмом. Командные высоты в науке постепенно захватили недалекие люди, считавшие себя учеными новой формации. Они занимались дотошным комментированием сочинений классиков марксизма-ленинизма, подгонкой фактического материала под заданные схемы и бескомпромиссной борьбой с инакомыслием. В таких условиях оказался А.В. Венедиктов, и он был в ладу с господствующей идеологией, что не увеличивало уровень безопасности его положения. Идеи, которых долгое время придерживался А.В. Венедиктов, а именно: «товарная форма собственности государства» и «меновая теория права» - были объявлены вредными, и он был вынужден дистанцироваться от них. К тому же был арестован его близкий друг – знаменитый историк-эллинист С.И. Ковалев, который просидел полтора года и был выпущен не без хлопот Венедиктова.

Возвращение к полноценной научной жизни было прервано Великой Отечественной войной. В 1944 он возглавил юридический факультет ЛГУ и кафедру гражданского права и процесса (в 1947 г. она разделилась, и А.В. Венедиктов остался заведующим кафедрой гражданского права). Начался пик его творческой жизни. В 1948 г. увидел свет главный труд его жизни – «Государственная социалистическая собственность». Помимо огромной преподавательской работы, он занимается подготовкой Гражданского кодекса СССР в должности председателя подкомиссии при Комиссии законодательных предположений Совета Союза Верховного Совета СССР. Он – член редакционных коллегий «Известий АН СССР», «Правоведения», «Вестника Ленинградского университета».

А. В. Венедиктов вел научную работу в различных научно-исследовательских учреждениях Народного комиссариата финансов, в Институте советского строительства и права Коммунистической Академии, (Институт права Академии наук СССР), во Всесоюзном институте юридических наук.

Наследие А.В. Венедиктова составляют свыше 230 работ, и неопубликованные рукописи из его архива до сих пор ждут встречи с читателем.

3. Глазами ученика

Юрий Кириллович Толстой, академик, профессор кафедры гражданского права юридического факультета СПбГУ, в своих воспоминаниях нарисовал запоминающийся портрет А.В. Венедиктова. Их знакомство относится к 1946-1947 гг. Под его руководством Ю.К. Толстой защитил дипломную работу и через три года – кандидатскую диссертацию.

А.В. Венедиктов воспитывал в учениках благоговейное отношение к науке, не терпел отступлений от научной правды, уважал чужое мнение и чужой труд. Он внимательнейшим образом прочитывал все присылаемые на рецензирование сочинения, ставил пометки и был последователен в оценке. Он принципиально не мог выдать посредственную работу за событие в юридической науке, и наоборот – удачная работа получала в его лице благодарного читателя и рецензента.

Исторические условия, в которых проходило становление таланта Венедиктова, заставили его быть крайне осторожным в оценках прошлого и настоящего. Страх несправедливого обвинения и расправы преследовал и его. Ю.К. Толстой вспоминал такой эпизод: однажды он сказал Венедиктову, что не понимает, как верные соратники Ленина могли оказаться «врагами народа». На что А.В. Венедиктов ответил: «Как Вы думаете, выиграли бы мы войну, если бы во время войны Сталин говорил одно, Троцкий другое, Бухарин третье. Мы победили благодаря тому, что все было подчинено единой воле»[2].

Когда в начале 1950-х гг. началась борьба с «космополитизмом» в науке, Венедиктов, не дожидаясь разгромной критики, сам публично признал свои «ошибки», заключавшиеся, прежде всего, в обильном цитировании иностранных авторов (то время это было одним из самых распространенных обвинений). Тем самым, он, по словам Ю.К. Толстого, вызвал огонь на себя и защитил от огульной критики работы С.И. Аскназия, М.Д. Шаргородского, О.С. Иоффе.

В 1951 г. в журнале «Советское государство и право» появилась статья Я.Ф. Миколенко «Советские цивилисты в долгу перед Родиной», где острие критики автора было направлено против «Государственной социалистической собственности» А.В. Венедиктова. Вся кафедра гражданского права включилась в защиту своего заведующего. Венедиктов при поддержке коллег написал несколько опровержений. Скандал сошел на нет, но сказался на состоянии здоровья А.В. Венедиктова – у него случился инфаркт. Он не желал, чтобы болезнь выбила его из университетской жизни, поэтому специально для него помещения деканата в Главном здании были переоборудованы под больничные покои[3].

До конца своих дней А.В. Венедиктов оставался верен высокому призванию – служению науке и поиску истины.


[1] Иванов А.А. Ученый и власть. Жизнь и деятельность А.В. Венедиктова (1887-1959). // А.В. Венедиктов. Избранные труды по гражданскому праву. В двух томах. Т.1. М., 2004. С. 53.
[2] Цит. по: Толстой Ю.К. Из пережитого… СПб., 1999. С. 136.
[3] Толстой Ю.К. Из пережитого… СПб., 1999. С. 149.

4. Библиография